Я это слышу, в самом буквальном смысле: как плавятся и подгорают у него мозги. Как изо рта, ушей и носа прёт вонь сгорающей ваты. 

Вот он сидит, вывалил брюшко, такой вальяжный, всё у него в шоколаде, жизнь удалась. Есть пару претензий к белорусскому быдлонаселению, не признаёт оно его за Учителя, но это не критично, главное, чтобы босс бабло отстёгивал. Он тусуется в компании себе подобных, там его уважают, потому, что он в истеблишменте давно, а в официальном или «оппозиционном», различия нет. Его дети пристроены такими же сосунами грантов, как и он сам, официальных или «оппозиционных» — тоже без разницы, уж он-то это знает лучше других, хи-хи. Как бы не повернулось дело, кто бы не взял верх — всё схвачено, всё закольцовано, может быть только лучше, но никак не хуже, да и куратор поможет, если что, не бросит, проверено. Быдлонаселение — оно само ведь и виновато, между прочим, он это много раз говорил по радио, по телевизору, выступал в лучших парламентских присутствиях Европы и Америки.
И вот в эту умную, возвышенную жизнь, в деликатную атмосферу взаимных расшаркиваний о всемерном уважении заслуг и восхваления национального масштаба достижений, врывается никому не известный деревенский автор, да кто он такой (? тут он грязно ругается, но про себя, нельзя ведь уподобляться), говорит ему прямо в лоб простыми словами всякие неприятные вещи, предрекает большие неприятности, и, что совсем уж возмутительная наглость, — эти неприятности тут, как тут, сыпятся на него прямо из ничего, прямо с неба, не спрятаться, не скрыться. Он уже и так, и эдак пробовал не брать в голову, а брать в рот, как он привык, но неприятности только множатся.
Получается, что эта неотёсанная, грубая деревенщина, не познавшая тонкостей политеса, расписанного до мельчайших подробностей в среде илитки, не вкусившая утончённых творений разума, исходящих из их креативного круга, кругом права эта деревенщина, выходит.
И что с этим делать, он не знает. И вата в его мозгах загорается, дымит и воняет.

На фото: вот моя деревня, вот. А ты, мудак, который описан выше, скоро станешь всеобщим посмешищем, и будешь просить милостину, как престарелый студент и генерал от номенклатурной дипломатии Санников.

Реклама