Настоящий мужчина отличается от мудака тем, что у него всегда добротная, дорогая и чистая обувь по сезону. Это основа. Если её нет, то дальше анализировать не имеет смысла. Человек, не способный контролировать свою обувь, не годится ровным счётом ни на что. Остальные качества прилагаются, дело вкуса, например, летом настоящий мужчина носит белые штаны, любые, желательно, льняные: длинные, короткие, чистые или грязные, дорогие, дешёвые, в клеточку или в полосочку — это уже не имеет значения, если по большому счёту, но никак не синие джинсы, конечно. Что касается носков, то обращать следует внимание на их цвет и высоту, а вовсе не на фасон обуви или брюк. Аксессуары и бижутерия мужчинам не идёт, за редким исключением, потому ими вообще не заморачиваемся, господа. Это просто понты, а понты есть удел нищих, не обязательно материально, но духовно — практически всегда…
_______________

Теперь по поводу того, что некоторые белорусы, научившись связывать слова в предложения и согласовывать падежи, склонения и спряжения, возомнили себя спасителями Отечества и властителями дум. И даже стали считать себя элитой, фыркая по-особому через губу на любое чужое мнение. Они думают, что это они сами по себе что-то там тявкают на роднай мове. На самом деле, правящей номенклатуре они нужны для специфических целей – пугать ими русскоязычных здесь и в других местах. Спрос рождает предложение, и белорусские профессионалы патриотизма рекрутируются в действующую и резервную армию змагаров-генералов, офицеров и рядовых солдат точно таким же способом, по какому формируется любой другой рынок службы и труда, например, сантехников, ментов или водителей электрокаров.
То есть, если какой-нибудь Бородулин или Некляев, не говоря уже про Гилевича, мог писать национальную литературу, то только потому, что это требовалось тогдашнему партийному начальству, даже не могу представить себе, зачем им; полагаю, что начальство также имело некий национальный сантимент, другого объяснения не существует. Кроме того, мне это точно известно, хотя социологических опросов я не проводил. Белорусское начальство мудро на сей счёт помалкивало за кулисами, ездило на имперские коммунистические шабаши в Москву, зажав свои национальные чаяния в тиски социалистического интернационализма, а все лавры радетелей белорущины дальновидно и благонамеренно оставляло своим подшефным творцам и культуртрегерам. Не забывая их хорошо кормить, давать квартиры и мастерские, творческие командировки, а также всячески воскуривать им фимиам через партийную прессу и Комитет государственной безопасности. Как же благостно всё это было тогда, не на пустом месте та ностальгия про сладкий совок.
Точно таким же образом, абсолютно, по разнарядке и велению свыше, после 1985 года в высшие представительные органы, в частности, в Верховный Совет БССР, в местные советы были избраны по партийному набору все эти журналисты, ранее восхвалявшие коммунизм, перестройку, а затем ставшие поборниками независимости и демократии. Вот эти вот середичи, маркевичи, примкнувшие к ним герменчуки, навумчики, класковские да все, совершенно все, а если я чего-то не знаю, так попеняйте мне в комментах. После чего их благосостояние существенно улучшилось, и прочие профиты потекли широким потоком прямо из кабинетов правительства. Коммунизм, обещанный Хрущёвым к 80-м годам, для них почти наступил. Мне особенно в ту пору  нравился способ зарабатывать деньги, продавая “ваучеры”, простые бумажки, которые якобы заменяли приглашение частных лиц в Польшу. Без этих бумажек пограничники не выпускали из страны, ах, какой был бизнес, ловкость рук и полная безнаказанность. Сколько было построено коттеджей на халявные кредиты, сколько наворовано государственной собственности под видом приватизации – до сих пор не могут разобраться, между прочим.

И вдруг всё начало рушиться, потому что откуда-то взялся и всё прибрал к рукам Колхозник, могучий и страшный, ловкий и бессердечный, нахрапистый и бессовестный, который плевать хотел на все предыдущие договорняки между номенклатурой и её креатурой в публичной политике, который самолично написал новые правила для чиновников и принялся создавать собственных послушных асов аппаратных интриг. Для прежних хозяев жизни коммунизм закончился, а к хорошему так быстро привыкаешь, да. Вот с тех пор они и воюют за свои “ваучеры”, прикидываясь спасителями белорущины, ибо, отбери у них белорущину, то ничего больше и не останется, одно голое мошенничество. Это старое тело бывшей оппозиции понемногу обросло молодой плесенью, из числа проворовавшегося жулья и обычных ни на что не способных побирушек, а также членов семей змагаров, тут я всегда припухаю, вспоминая династию, как они сами себя называют, Вячорак. Нет, конечно, не постесняются они, кого стесняться?
_________________

…А белорущину нужно у них понемногу отбирать себе в карманы, панове. Пусть собачатся за свои “ваучеры” сами и не втягивают нас в это гнилое дело. Белорущина должна быть, как у настоящего мужика обувь, а не вот эти вот кирзовые боты продажного змагарского сословия. Остальное не так уж и важно, а вот без неё — нельзя никак.

Реклама