Сергей Сноп

Мне в «учебке» один командир в ответ на вопрос о какой-то технической ерунде сказал: «Не знаю. Ты учи – потом поймёшь». С тех пор меня не заботят вопросы, выходящие за пределы моего понимания, потому как я знаю, что есть люди, которые всё понимают и держат ситуацию под контролем. Главное при этом – не свернуть с проторенной умными людьми дороги и не впасть в ересь невежественного самодурства. Вот именно к этому и приучает служба в армии и воинская дисциплина. Помимо всего прочего, конечно.

…Командиром учебной роты был толстый майор украинской национальности. Делами роты он не занимался, как и командиры взводов. Это был старый, невысокий, хитрый хохол. Иногда утром он устраивал страшные разносы дневальным и дежурному по роте, после чего те вновь заступали в наряд со стоянием на тумбочке, мытьём унитазов и надраиванием до блеска краников.
— Вы что, думаете меня обмануть? – орал майор, пресекая всякие попытки дневальных и дежурного оправдаться. — Вы думаете, я не знаю, как вас проверить?!
Наряд на дежурство по роте считался самым страшным делом, страшнее даже, чем дежурство по кухне, а это, учитывая потребности огромной солдатской столовой, конечно, неправильно. Но, с другой стороны, с какой стати нашего ротного должны заботить дела кухни? Напротив, службу в роте он знал хорошо, большого ума тут не надо. Понятно, что я воспринял своё первое назначение дневальным по роте как очень суровое испытание. Кстати сказать, второго и не было.
И вот вечером заявляется командир в расположение роты, и таким добрячком, покашливая из глубины кишечника и дымя сигаретой, разгуливает по всяким разным присутственным местам. Из своего кабинета следует в ленинскую комнату, потом в туалет и, по-прежнему добродушно улыбаясь гримасой чеширского кота, наконец, покидает место службы. Через пару часов затихает и рота, самое время дневальным убирать и готовить казарму к завтрашнему дню. Это ерунда. В учебной роте всегда чисто, поскольку бойцы целый день овладевают боевым мастерством где-то в другом месте. Но мне не дают покоя слова ротного о том, что ему известны некие заветные способы проверки наряда на вшивость.
В задумчивости захожу в кабинет ротного. Кабинет как кабинет: стул, стол, сейф, платяной шкаф. Заглядываю под столешницу и вижу на нижней полке стола линию, прочерченную пальцем по слою пыли. Протираю.
Теперь ленинская комната. Туда ротный зашёл с сигаретой, а вышел без сигареты. Точно, вот он лежит, недокуренный бычок в проёме между оконными рамами. Бычок достаю, раму протираю, при этом приходится немного повозиться, так как окна давно никто не открывал, только форточки.
Тем временем второй дневальный драит туалет и начищает краники. Докладываю ему обстановку. Вместе обдумываем и решаем, что обстановка нами полностью контролируется. Раненько утром я ещё сгонял в санчасть к своему  знакомому и взял у него банку карболки, сполоснуть унитазы. Ну, красота и чувство морального удовлетворения, день задался, если читатель понимает в таких вещах. А если такие вещи читателю неведомы, то скажу, что в будущее мы смотрели с осознанным оптимизмом.
К девяти появляется наодеколоненный ротный. Рота, смирно, доклад дежурного, происшествий не случилось, и что там ещё положено. Пристально смотрит на нас, салажат у тумбочки. Идёт в кабинет. Выходит без криков и видимых признаков раздражения. Всё путём. Заходит в ленинскую комнату. А вот оттуда выходит в явной растерянности. Он не понимает. Он не может поверить. Его военная хитрость раскрыта? Или это просто тут солдатики-дурачки проявили случайную ретивость? Смотреть туалеты он даже не стал. Ясно и так. В итоге всё прошло тихо, наш наряд больше никто не беспокоил. Только сержант спрашивал, где и как я достал карболки…

Данная быль показывает, ребята, что нужно досконально знать своё дело, а о тех материях, которых не понимаешь, позаботятся другие люди, которые знают, что да как. А пофигистов, которые не понимают сути вещей, но стараются всех перехитрить, и это тоже мораль басни, вполне справедливо дрючат ротные.

На фото: казарма на Маяковского в Минске. Многое в мире изменилось со времени моей военной службы Родине. Включая казармы на Маяковского.

 

Реклама